Классификация обстоятельств непреодолимой силы. 02.04.09.

Обстоятельства непреодолимой силы

При составлении договоров нередко возникает вопрос: требуется ли указывать в нем обстоятельства непреодолимой силы и если да, то в каком объеме?
Понятие "форс-мажорных обстоятельств" в российском законодательстве отсутствует. Упоминаемые в п. 3 ст. 401 ГК РФ обстоятельства непреодолимой силы определены через критерии ("чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства"). Аналогичное определение таких обстоятельств дает ст. 79 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (заключена в Вене 11.04.80).
Помимо следующего из п. 3 ст. 401 ГК освобождения от ответственности за неисполнение обязательств еще одним правовым последствием, которое стороны часто связывают с наступлением "форс-мажора", является продление сроков выполнения обязательств на срок действия таких обстоятельств. Из норм законодательства это не следует, но на практике подобные условия получили настолько широкое распространение, что фактически можно говорить о формировании обычая делового оборота.

Квалификация "форс-мажора"

Обязательного и законченного перечня обстоятельств непреодолимой силы ни отечественная, ни международная законодательные базы не содержат. Представляется, что неопределенность в отношении этого вопроса при составлении договора нежелательна и даже опасна. Нередко стороны ограничиваются такой фразой: "Стороны не несут ответственности за невыполнение (ненадлежащее выполнение обязательств), если исполнению препятствовали обстоятельства непреодолимой силы" - и на этом ставят точку.
При отсутствии конкретного перечня тех обстоятельств, которые стороны считают непреодолимыми, неизбежно возникнут разногласия по поводу, является ли данное препятствие форс-мажором или нет.
Практика показывает, что целесообразно указывать следующие обстоятельства: землетрясения, наводнения, пожары, аварии на транспорте, мятежи, гражданские беспорядки, забастовки персонала, война и военные действия, публикация нормативных актов запрещающего характера.

Сущность непреодолимой силы

Такие признаки непреодолимой силы, как чрезвычайность и непредотвратимость, выделенные законодателем в п. 3 ст. 401 ГК РФ, считаются отдельными исследователями достаточными для квалификации обстоятельств в качестве непреодолимой силы. По нашему мнению, в юридической литературе совершенно справедливо говорится также о необходимости наличия внешнего характера обстоятельства. Этот вывод подтверждается и материалами судебной практики.
Как простой случай, так и непреодолимая сила могут носить внешний характер. Это не лишает данный признак существенного значения для квалификации непреодолимой силы. В отличие от простого случая непреодолимая сила может иметь только внешний характер. Эта характеристика должна использоваться в совокупности с другими признаками.
Внешний характер обстоятельства (Betriebsfremdheit) используется в качестве квалифицирующего признака непреодолимой силы и в немецком праве. Французское право также выделяет посторонний характер причины нарушения договорного обязательства (cause etrangere). Однако, в отличие от немецкого права, не придает этому критерию решающего значения, если установлено, что соответствующее обстоятельство является непредвиденным и непредотвратимым.
Для характеристики обстоятельств непреодолимой силы большое значение имеет также время их возникновения. Такие обстоятельства должны возникнуть после заключения договора. В случае, когда препятствие для исполнения договора носит временный характер, освобождение от ответственности распространяется лишь на тот период, пока существует соответствующее препятствие.
Таким образом, под непреодолимой силой следует понимать обстоятельство, возникающее после заключения договора независимо от волевого поведения либо связанное с ним, характеризующееся при данных условиях чрезвычайностью, непредотвратимостью и внешним по отношению к деятельности должника характером и влекущее за собой нарушение договорного обязательства.

Отдельные обстоятельства непреодолимой силы

Стихийные природные явления

Стихийные бедствия, бесспорно, относятся к обстоятельствам непреодолимой силы, если ими обусловлено нарушение договора. Немецкое право также относит к обстоятельствам непреодолимой силы стихийные бедствия (например, ураганы, смерчи, извержения вулкана, оползни, засухи, наводнения, землетрясения и т.д.). Аналогично решается вопрос отнесения природных катаклизмов к обстоятельствам непреодолимой силы во французском и англо-американском праве.

Явления общественной жизни

Более спорным в отечественной цивилистике является вопрос о том, могут ли считаться непреодолимой силой общественные явления. Существует мнение о том, что военные действия, народные волнения, блокады и забастовки, безусловно, являются обстоятельствами непреодолимой силы. На наш взгляд, такое общее утверждение неверно. Эти явления должны соответствовать указанным критериям непреодолимой связи. В науке советского гражданского права долгое время господствовало мнение, что ссылка на социальные явления как непреодолимую силу недопустима. Но с наступлением Первой мировой, а затем и Великой Отечественной войны возникло осознание необходимости признавать непреодолимой силой и обстоятельства, связанные с войной. Признание данного факта еще в советское время, к сожалению, не нашло отражения во многих современных законодательных актах, которые "выносят" военные действия за пределы понятия "непреодолимая сила" (например, ст. 77, 84, 101, 114 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ, ст. 29, 39, 78, 116, 117 Устава железнодорожного транспорта РФ и др.).
Военные действия или опасность начала войны и состояние гражданской войны относятся к обстоятельствам непреодолимой силы и по немецкому праву. Но не любое из этих обстоятельств всегда может быть признано непреодолимой силой. Так, если состояние гражданской войны длится долго, то оно теряет признак непредвидимости, а, соответственно, не может быть квалифицировано как непреодолимая сила. Аналогичным образом подходят к решению этого вопроса и английские суды.
Нередким явлением в наши дни являются забастовки. Может ли должник рассчитывать на освобождение от ответственности при забастовке? Отечественная судебная практика крайне осторожна в оценке забастовки как непреодолимой силы. Она должна отвечать критериям чрезвычайности и непредотвратимости. Существует мнение, что таковыми являются забастовки только целых промышленных отраслей, поскольку забастовку одной организации можно умышленно спровоцировать. Это мнение не лишено рационального зерна. Однако неверно решающую роль отводить только масштабу забастовки, необходимо также учитывать ее принадлежность к сфере риска должника.
По нашему мнению, обстоятельством непреодолимой силы может быть признана только забастовка на предприятии третьих лиц, поскольку она имеет внешний характер по отношению к деятельности должника.
Во французской судебной практике подход к забастовкам определяется с учетом конкретных обстоятельств. Она должна быть непредвидимой при подписании договора. А при оценке ее непредотвратимости суды исходят из того, что было сделано соответствующей стороной для предотвращения забастовки. Например, необязательно, чтобы руководство предприятия соглашалось с каждым требованием бастующих, однако необходимо доказать, что ни одна разумная уступка, соответствующая социальной роли предпринимателя и надлежащему управлению предприятием, им не была отвергнута.
В немецком праве также нет единого мнения об отнесении забастовок к непреодолимой силе. Однако в судебной практике выработаны общие подходы к их оценке. В соответствии с ними нельзя отнести к непреодолимой силе: длительные или регулярные забастовки; забастовки, которые происходят на предприятии должника.

энергоаудит цены Москва тут точность в исследованиях
Таким образом, во всех зарубежных правопорядках забастовки при наличии определенных критериев признаются непреодолимой силой. Аналогичная позиция представляется целесообразной и в отечественном гражданском праве. Необходимо, чтобы забастовка произошла на предприятии третьих лиц; являлась чрезвычайной и непредотвратимой; существовала причинная связь между непреодолимой силой и нарушением договорного обязательства.
Не менее спорным является вопрос о возможности отнесения к непреодолимой силе преступлений, например, террористических актов. В настоящее время господствует точка зрения, отрицающая квалификацию таких обстоятельств в качестве непреодолимой силы. Это мнение представляется не совсем верным. На наш взгляд, теракт может быть квалифицирован как непреодолимая сила, если он обладает всеми необходимыми признаками. Такой вывод не видится нам парадоксальным. Аргумент о предотвратимости теракта несостоятелен, поскольку обязанность предотвращать преступления лежит не на должнике договорного обязательства. При следовании такому положению к предотвратимым явлениям можно было бы отнести и войну.
Спорным остается вопрос об отнесении к непреодолимой силе террористических актов и в праве Германии. Господствующей в судебной практике и в доктрине является точка зрения о том, что отдельные теракты нельзя отнести к непреодолимой силе. Так их квалифицировать возможно только тогда, когда создается обстановка гражданской войны, так как отдельные террористические акты в настоящее время можно отнести к нормальному жизненному риску. Кроме того, необходимы беспорядки на большой территории, а отдельные теракты не позволяют сделать такой вывод.
Итак, квалификация терактов спорна как в России, так и за рубежом. На наш взгляд, следует исходить из возможности признания их обстоятельствами непреодолимой силы.
Неоднозначно оценивают суды и пожары в результате поджога. Так, суд не признал наличие непреодолимой силы, когда товар сгорел в результате поджога, но виновных в пожаре так и не нашли. А в другом случае фирма была освобождена от ответственности при пожаре в результате поджога неустановленными лицами. Бесспорно только то, что при пожаре должна отсутствовать вина самого должника.
Продолжая мысль о возможности признания теракта непреодолимой силой, аналогичный вывод следует сделать и относительно пожара в результате поджога. При этом лица, виновные в причинении вреда, должны быть неизвестны.

Акты власти

Наибольшее число споров рождает так называемый юридический форс-мажор. В свете событий 17 августа 1998 г., когда Заявлением Правительство РФ и Центральный банк РФ ввели мораторий на осуществление определенных видов финансовых операций, вопрос о возможности отнесения такого рода нормативно-правовых актов к обстоятельствам непреодолимой силы обсуждался очень широко. Наличие непреодолимой силы в одних случаях отрицалось, а в других признавалось (например, в форвардных сделках - пресс-релиз ММВБ от 24 августа 1998).
В юридической литературе сложились две противоположные точки зрения о возможности признания актов власти обстоятельствами непреодолимой силы. Одни правоведы дают положительный ответ на данный вопрос, в то время как другие отрицают это.
Отдельные авторы определяющим критерием для квалификации актов власти в качестве непреодолимой силы считают их правомерность. Этот вывод, однако, подвергается критике ввиду отсутствия в п. 3 ст. 401 ГК РФ соответствующего признака. Для обоснования высказанной позиции ссылки на неурегулированность в законе недостаточно. На наш взгляд, правомерность или неправомерность акта власти не имеют никакого значения по следующей причине. Любой участник гражданского оборота до признания в судебном порядке того или иного акта не соответствующим Конституции РФ должен ему подчиняться. Нетрудно представить, что такой судебный процесс может затянуться, а в настоящее время в гражданском обороте особенно важно быстрое и качественное исполнение договорных обязательств. Поэтому даже при своевременном обращении должника в суд ему будет очень трудно избежать убытков на стороне его партнера по договору.
Итак, признак правомерности представляется не подходящим для квалификации актов власти в качестве непреодолимой силы. Решающим критерием должна стать чрезвычайность акта власти, поскольку непредотвратимость существует почти всегда. При этом, разумеется, по-разному следует оценивать ситуации по отношению к рядовому участнику гражданского оборота и к парламентарию, который чаще всего заранее знает о планировании принятия определенного законодательного акта.
Таким образом, на наш взгляд, как административные акты, так и акты вмешательства властей при наличии соответствующих характеристик следует признавать обстоятельствами непреодолимой силы и освобождать должника от ответственности.
В немецкой цивилистике вопрос о квалификации актов органов государственной власти также является дискуссионным, так как они являются обычным явлением общественной жизни. Тем не менее, как правило, они могут быть отнесены к обстоятельствам непреодолимой силы. Следует обращать внимание, прежде всего, на последствия такого акта. Например, признается наличие непреодолимой силы при заключении договора оказания туристических услуг в случае введения запрета на въезд в определенную страну в связи с болезнями, эпидемиями, внутренними беспорядками и стихийными бедствиями.
В странах общего права последующие законодательные акты при установлении требований, которые делают исполнение обязанности невозможным, или административные меры также могут повлечь освобождение должника от ответственности. Причем тот факт, что соответствующий акт может быть признан недействительным, не принимается во внимание. В англо-американском праве существует понятие тщетности договора, которое возникает в силу последующих изменений в праве, а также последующего признания каких-либо юридических действий противоправными. Под это понятие, в частности, подпадают и случаи, когда правительство вводит лицензирование, квотирование, ограничивает или запрещает внешнеэкономические сделки.
Примером может служить дело, рассмотренное в 1979 г. В результате установленного запрета на экспорт (government intervention) должник не смог поставить сахар в надлежащем порядке кредитору и сослался на наступление форс-мажорных обстоятельств. Палата Лордов согласилась с позицией должника.
Таким образом, как в отечественном, так и в зарубежном праве неоднозначно решаются вопросы отнесения тех или иных обстоятельств к непреодолимой силе.

Классификация обстоятельств непреодолимой силы

Нельзя не отметить, что ни один законодательный акт как в пределах национальных правовых систем, так и на международном уровне не содержит даже примерного перечня обстоятельств непреодолимой силы. Это не свидетельствует о недостаточности внимания законодателя к этой категории, а связано с необходимостью оценки определенных обстоятельств в конкретной ситуации. Тем не менее их классификация представляется возможной и необходимой.
По нашему мнению, обстоятельства непреодолимой силы следует систематизировать следующим образом:
а) стихийные природные явления (землетрясения, наводнения, смерчи, обвалы, извержения вулканов, снежные завалы и иные природные катаклизмы);
б) обстоятельства общественной жизни (военные действия, эпидемии, крупномасштабные забастовки, революции и т.п.);
в) запретительные меры государственных органов (запрет перевозок, запрет торговли в порядке международных санкций и т.д.).
Но и эти явления будут освобождать должника от ответственности только при их соответствии всем критериям непреодолимой силы и при наличии причинной связи между их действием и нарушением договора.

Обстоятельства, никогда не являющиеся непреодолимой силой

Перечень таких обстоятельств, в отличие от тех, которые могут являться непреодолимой силой, получил непосредственное закрепление в п. 3 ст. 401 ГК РФ. К ним относятся: нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.
Подчеркнем, что в отличие от российского в законодательстве зарубежных государств не содержится подобного перечня. Тем не менее судебной практикой выработаны определенные положения по этому вопросу. Так, к обстоятельствам непреодолимой силы не причисляется невыдача экспортных или импортных лицензий. Сложилась практика, что если в момент заключения договора законодательством предусматривалась обязанность получения таких лицензий, то ее отсутствие не может считаться обстоятельством непреодолимой силы.
Кроме того, по французскому, немецкому и англо-американскому праву никогда не признаются такими обстоятельствами инфляция и иное обесценивание денег, т.е. экономическая невозможность исполнения. Данные обстоятельства по российскому праву должны рассматриваться согласно положениям ст. 451 ГК РФ как существенное изменение обстоятельств.



наверх
© ООО "Капитал Аудит", При использовании материалов ссылка на сайт обязательна!